Оригинальные «сожженные» табуреты Строительный портал

Оригинальные «сожженные» табуреты

Изощренные способы казни. Строго 18+. Продолжение в комментах.

Люди с давних времен жестоко расправлялись со своими врагами, некоторые их даже съедали, но в основном их казнили, лишали жизни страшными и изощренными способами. То же самое делали и с преступниками, кто нарушал законы Божьи и человеческие. За тысячелетнюю историю накопился большой опыт казни приговоренных.

Физическое отделение головы от тела с помощью топора или любого боевого оружия (ножа, меча) позднее для этих целей использовалась машина, придуманная во Франции – Гильотина. Считается, что при такой казни голова, отделенная от тела, сохраняет зрение и слух еще на протяжении 10 секунд. Обезглавливание считалось “благородной казнью” и применялось к аристократам. В Германии обезглавливание упразднили в 1949 году из-за выхода из строя последней гильотины.

Удушение человека на веревочной петле, конец которой закреплен неподвижно. Смерть наступает через несколько минут, но вовсе не от удушения, а от передавливания сонных артерий. При этом сначала человек теряет сознание, а позже умирает.
Средневековая виселица состояла из специального постамента, вертикального столба (столбов) и горизонтальной балки, на которой и вешали приговоренных, размещенной над подобием колодца. Колодец был предназначен для отваливающихся частей тела — повешенные оставались висеть на виселице до полного разложения.
В Англии применялась разновидность повешения, когда человека сбрасывали с высоты с петлей на шее, при этом смерть наступает мгновенно от разрыва шейных позвонков. Существовала “официальная таблица падений”, с помощью которой высчитывали необходимую длину веревки в зависимости от веса осужденного (при слишком длиной веревке происходит отделение головы от тела).
Разновидностью повешения является гаррота. Гарротой (железным ошейником с винтом, нередко снабженным вертикальным шипом на задней части) вообще-то не душат. Ей ломают шею. Казненный в таком случае умирает не от удушья, как происходит, если его душат веревкой, а от раздробления позвоночника (иногда, согласно средневековым свидетельствам, от перелома основания черепа-смотря куда надеть) и перелома шейных хрящей.
Последнее громкое повешение – Садам Хусейн.

Считается одной из самых жестоких казней, и применялась к самым опасным преступникам. При четвертовании жертву придушали (не до смерти), потом вспарывали живот, отсекали гениталии и лишь, потом рассекали тело на четыре или более частей и отрубали голову. Части тела выставляли на всеобщее обозрение «там, где король сочтёт удобным».
Томас Мор, автор «Утопии», приговоренный к четвертованию с выжиганием нутра, в утро перед казнью был помилован, и четвертование заменили обезглавливанием, на что Мор ответил: «Избави Боже моих друзей от такой милости».
В Англии четвертование применялось вплоть до 1820 года, формально отменено только в 1867 году. Во Франции четвертование осуществлялось при помощи лошадей. Осуждённого привязывали за руки и за ноги к четырём сильным лошадям, которые, подхлёстываемые палачами, двигались в разные стороны и отрывали конечности. Фактически приходилось подрезать сухожилия осуждённому.
Другая казнь путём разрывания тела пополам, отмеченная в языческой Руси, заключалась в том, что жертву привязывали за ноги к двум склоненным молодым деревцам, а потом отпускали их. По византийским источникам, так был убит древлянами князь Игорь в 945 году за то, что хотел дважды собрать с них дань.

Распространённый в Античности и Средневековье вид смертной казни. В Средние века было распространено в Европе, особенно в Германии и во Франции. В России этот вид казни известен с XVII века, но колесование стало регулярно применяться лишь при Петре I, получив законодательное утверждение в Воинском Уставе. Колесование перестало применяться лишь в XIX веке.
Профессор А. Ф. Кистяковский в XIX веке так описал процесс колесования, применявшийся в России: К эшафоту привязывали в горизонтальном положении Андреевский крест, сделанный из двух брёвен. На каждой из ветвей этого креста делали две выемки, расстоянием одна от другой на один фут. На этом кресте растягивали преступника так, чтобы лицом он был обращён к небу; каждая оконечность его лежала на одной из ветвей креста, и в каждом месте каждого сочленения он был привязан к кресту.
Затем палач, вооружённый железным четырёхугольным ломом, наносил удары в часть члена между сочленением, которая как раз лежала над выемкой. Этим способом переламывали кости каждого члена в двух местах. Операция оканчивалась двумя или тремя ударами по животу и переламыванием станового хребта. Разломанного таким образом преступника клали на горизонтально поставленное колесо так, чтобы пятки сходились с заднею частью головы, и оставляли его в таком положении умирать.

Сожжение на костре

Смертная казнь, при которой жертву сжигают на костре публично. Наряду с замуровыванием и заточением, сожжение широко применялось в Средние века, так как, по изложению церкви, с одной стороны происходило без «пролития крови», а с другой стороны пламя считалось средством «очищения» и могло спасти душу. Особенно часто сожжению подлежали еретики, «ведьмы» и виновные в мужеложстве.
Казнь получила широкое распространение в период действия Святой инквизиции, и только в Испании было сожжено около 32 тысяч человек (без учёта испанских колоний).
Самые известные люди, сожженные на костре: Джорджано Бруно – как еретик (занимался научной деятельностью) и Жанна д’Арк, командовавшая французскими войсками в столетней войне.

Посажение на кол широко применялось ещё в Древнем Египте и в Ближнем Востоке, первые её упоминания относятся к началу второго тысячелетия до н. э. Особое распространение казнь получила в Ассирии, где посажение на кол было обычным наказанием для жителей взбунтовавшихся городов, поэтому в поучительных целях сцены этой казни часто изображались на барельефах. Применялась эта казнь по ассирийскому праву и в качестве наказания женщин за аборт (рассматривался как вариант детоубийства), а также за ряд особо тяжких преступлений. На ассирийских рельефах встречаются два варианта: при одном из них приговорённому протыкали колом грудь, при другом острие кола входило в тело снизу, через задний проход. Казнь широко применялась в Средиземноморье и на территории Ближнего Востока по меньшей мере с начала II тысячелетия до н. э. Известна она была и римлянам, хотя особого распространения в Древнем Риме не получила.
На протяжении большой части средневековой истории казнь посажением на кол была очень распространена на Ближнем Востоке, где являлась одним из основных способов мучительной смертной казни. Получила широкое распространение во Франции во времена Фредегонды, которая первая ввела этот вид казни, присудив к ней молодую девушку знатного рода. Несчастного клали на живот, а палач вбивал ему в задний проход молотком деревянный кол, после чего кол врывали вертикально в землю. Под тяжестью тела человек постепенно сползал вниз, пока через несколько часов кол не выходил через грудь или шею.
Особой жестокостью отличился господарь Валахии Влад III Цепеш («колосажатель») Дракула. По его указанию, жертв насаживали на толстый кол, у которого верх был округлён и смазан маслом. Кол вводился в анус на глубину нескольких десятков сантиметров, потом кол устанавливался вертикально. Жертва под воздействием тяжести своего тела медленно скользила вниз по колу, причем смерть порою наступала лишь через несколько дней, так как округлённый кол не пронзал жизненно важные органы, а лишь входил всё глубже в тело. В некоторых случаях на колу устанавливалась горизонтальная перекладина, которая не давала телу сползать слишком низко, и гарантировала, что кол не дойдет до сердца и иных важнейших органов. В таком случае смерть разрыва внутренних органов и большой кровопотери наступала очень нескоро.
Сажанием на кол был казнен английский король-гомосексуалист Эдуард. Дворяне подняли мятеж и убили монарха, вбив ему в задний проход раскаленный железный прут. Сажание на кол применялось в Речи Посполитой до 18 века, и многие Запорожские казаки были казнены таким способом. При помощи меньших колов так же казнили насильников (вбивали кол в сердце) и матерей, убивавших своих детей (их пробивали колом предварительно закопав живьем в землю).

Повешение за ребро

Вид смертной казни, при которой в бок жертве вонзали железный крюк и подвешивали. Смерть наступала от жажды и потери крови через несколько дней. Руки жертве связывали, чтобы он не смог самостоятельно освободиться. Казнь была распространена у Запорожских казаков. По легенде именно таким способом был казнен Дмитрий Вишневецкий основатель Запорожской Сечи, легендарный “Байда Вешнивецкий”.

После соответствующего решения уполномоченного юридического органа (царя или суда) собиралась толпа граждан, убивавших виновного бросанием в него камней. Камни при этом следовала выбирать небольшие, чтобы осужденный на казнь не отмучился слишком быстро. Или, в более гуманном случае, это мог быть один палач, сбрасывавший сверху на осужденного один большой камень.
В настоящее время побиение камнями применяется в некоторых мусульманских странах. На 1 января 1989 года побивание камнями сохранялось в законодательстве шести стран мира. В докладе «Международной амнистии» приводится рассказ очевидца о подобной казни, состоявшейся в Иране:
«Рядом с пустырём из грузовика высыпали множество камней и гальки, затем привели двух женщин, одетых в белое, на их головы были надеты мешки… На них обрушился град камней, окрасивших их мешки в красный цвет… Раненые женщины упали, и тогда стражи революции пробили им головы лопатами, чтобы окончательно убить».

Древнейший вид казни, распространенный у многих народов мира. Смерть наступала оттого, что жертву загрызали крокодилы, львы, медведи, змеи, акулы, пираньи, муравьи.

Scisne ?

Главная ≫ Форум ≫ Религия ≫ Религиоведение ≫ Зачем китайцы сжигают на могилах предков бумажные машины и унитазы

Зачем китайцы сжигают на могилах предков бумажные машины и унитазы

Сообщения: 1
# 16 Апр 2016 23:28:04
Louiza

Похоронные обряды китайцев Борнео

Дом приведён в порядок, полы выметены, на столе цветы в вазе — сегодня особенный день в жизни Гордона, три года со дня смерти отца. Гордон идёт по своему красивому дому и зажигает ароматические палочки на всех пяти его алтарях. Возле главного, семейного, он задерживается. Там под доской с иероглифами уже выставлены щедрые угощения в круглых мисках: рисовая каша, ветчина, кусок жареной утки, десерт и фрукты, всё как любил отец. В маленькие чашечки разлит зелёный чай. Вообще-то алтарь принадлежит всем предкам, но сегодняшний день посвящён отцу Гордона, и банкет организован в его честь. Красная лампа над алтарём подсвечивает подношения. «Это чтобы предки знали, что именно для них приготовили», — шутит Гордон. После того, как предки оценят оказанное им внимание, еда попадёт на обеденный стол.

Гордон — 43-летний банковский служащий, малайский китаец. Его настоящее имя Чон Чень Минь, а Гордоном он представляется для иностранцев, неспособных запомнить ни слова по-китайски. Гордон родился и вырос в портовом городе Сандакан на северо-востоке острова Борнео. У него круглое доброжелательное лицо и печальные глаза. На голове неизменная бейсболка, которых у него целая коллекция. Гордон считает себя неверующим, но его жизнь окружена мистическими предметами. Статуэтки кошек на тумбочке связаны цепочкой, чтобы не распадались семейные узы: Гордон живёт с мамой и сестрой, и они очень дружны. Над входной дверью укреплён восьмигранный амулет и острая вилка, чтобы отпугнуть прочь злых духов. И конечно, алтари всевозможных божеств. В «подвальчике» под алтарём предков примостился Тидзу, бог подземного царства. Перед входом в дом дежурит Мансан, покровитель входящих и выходящих. Выше укреплён алтарь Тенсена, бога неба, отвечающего за весь дом в целом. На кухне особый алтарь — там расположился Дзао Чунь, бог еды. С последним связана любопытная, хоть и грустная история.

«Покойных нельзя одевать в красный цвет, чтобы их души не превратились в привидения»

Дзао Чунь был игроком, проигравшим в кости деньги, дом и даже собственную жену. Скитаясь и попрошайничая, однажды он встретил её на улице. Бывшая жена пожалела его и привела в новый дом, чтобы накормить. Внезапно вернулся её новый супруг. Боясь его гнева, она спрятала попрошайку в кухонный очаг. Не зная об этом, новый муж прошёл на кухню и разжёг огонь. Бродяга сгорел и попал на небо. Но Бог решил послать Дзао Чуня назад, чтобы тот искупил свои грехи — служил в качестве духа кухни и заодно присматривал за людьми: честно ли живут, не грешат ли? Каждый год за неделю до начала Китайского Нового года дух кухни отправляется с отчётом на небеса. В этот день с самого утра духа «угощают» сладким, чтобы рассказывал только хорошее.

Все алтари в доме у Гордона красного цвета, столь любимого китайцами, — это цвет радости и счастья. Лишь покойных нельзя одевать в красный цвет, чтобы их души не превратились в привидения. Погребальные традиции очень важны в китайской культуре. Неправильно проведённая церемония может навлечь неприятности и неудачу на всю семью.

«Мой отец хотел умереть дома в кругу семьи. Хотел, чтобы я забрал его из больницы. Но я не верил, что он умрёт. И не сделал этого» , — вспоминает Гордон, в глазах его слёзы. — «На могиле отца я сжёг бумажный дом, машину и игру маджонг. Пусть в другом мире ему живётся радостно».

Сжигание бумажных предметов — важный ритуал в китайской похоронной традиции. Китайцы верят, в другой жизни, какой бы она ни была, сожжённые предметы обернутся настоящими, и поэтому готовы тратить уйму денег на изготовление «загробных богатств».

Бумажный дом, автомобиль или катер несут во время траурной процессии до самого кладбища и сжигают перед погребением покойного

Изготовить достойный бумажный макет — задача непростая, тут требуется помощь специалистов, таких как мастер Лу Хон По. Его лавка «Сианг Яо Трейдинг» расположена в двух минутах ходьбы от дома Гордона, напротив стоящего на холме буддистского храма.

Мне как иностранцу очень любопытно познакомиться с такой экзотической профессией, как изготовитель похоронных богатств. На всякий случай Гордон предостерегает меня от покупки бумажных поделок в качестве сувениров, как поступают некоторые западные туристы. Принести такой «сувенир» в дом — всё равно что купить без надобности гроб или похоронный венок — это может привлечь в дом неудачу и даже смерть кого-либо из близких. Я обещаю ничего не приобретать.

«Это самый уважаемый мастер в Сандакане , — рассказывает Гордон, пока мы идём в лавку. — Есть в нашем городе и другие, но он — лучший».

64-летнего Лу Хон По мы застаём на пороге мастерской. Острым ножом старик расщепляет бамбуковый стебель на тонкие рейки. Бамбуковая щепа, картон, цветная бумага и клей — из этих строительных материалов мастер готов собрать любой предмет по заказу клиента. На полках его мастерской уже стоят несколько клееных домов, остовы автомобилей и даже каркас коня. Лу Хон По родился в Гонконге, но в годовалом возрасте вместе с семьёй переехал на Борнео. Изготовление похоронных подарков — семейный бизнес. Мастер с 10 лет помогал отцу, а теперь в мастерской с ним работают двое взрослых сыновей и дочь. Для строительства домов и автомобилей старик использует упаковочные коробки из-под холодильников и стиральных машин. Лу Хон По сам придумывает дизайн для своих работ, согласовывая его с клиентами.

У старика есть и рекламный каталог: тяжелый фотоальбом с любительскими снимками его прежних работ. Поразительно, сколь многим вещам можно найти применение на том свете!

Вот раздел с бумажными автомобилями. Большинство из них: «мерседесы» или «роллс-ройсы», основные символы буржуазного благополучия. Есть также спортивный «феррари» и даже дешёвая малазийская марка «протон» (видимо у покойного была именно такая). Есть в коллекции фотографий микроавтобус и мотоцикл с коляской. За ними следуют катера и рыбацкие шхуны, всё-таки Сандакан — приморский город. А вот это интересно — самолёт! Да не какой-нибудь там персональный, а целый «Боинг — 747». Должно быть, хоронили пилота.

«В каждом доме должна быть предусмотрена мебель, сантехника, телевизоры. Забудешь что-нибудь, и покойному родственнику придётся мучаться в следующей жизни»

Для каждой профессии найдётся свой необходимый атрибут. Для строителя — бумажный экскаватор. Для нефтяника — заправочная станция с колонками и кафетерием. Всё разноцветное, яркое и блестящее.

Размеры бумажных макетов зависят от материальных возможностей клиента. В среднем, модель автомобиля размером 1×2 метра стоит 500 малайских ринггит (около 5000 рублей). Самые дорогие и сложные в изготовлении — это дома. В каждом доме должна быть предусмотрена мебель, сантехника, телевизоры. Забудешь что-нибудь, и покойному родственнику придётся мучаться в следующей жизни. В альбоме мастера отдельно стоит карточка с синим унитазом. «Унитаз-то зачем?!» — удивляюсь я.

Оказывается, клиенты заказали в одной из похоронных мастерских солидный бумажный дом, но в нём забыли сделать туалет. Дом сожгли, а потом задумались — куда ходить по нужде, не на улицу же? Пришлось заказывать унитаз отдельно в мастерской у Лу Хон По. Только он берётся за любые, даже самые странные задания. Унитаз получился как настоящий — с бачком и спусковой ручкой. Счастливые клиенты дополнительно сожгли его на могиле родственника, надеясь, что в лучшем из миров, тот сам как-нибудь разберётся с установкой.

Построить дом из бумаги значительно проще, чем каменный, но и эта работа требует инженерных и архитектурных навыков. Самый большой по размеру заказ, который когда-либо получал мастер — 8-этажный отель с магазинами на первом этаже. Модель достигала 3-х метров в высоту, и строить её пришлось целую неделю. Эта работа принесла мастеру 1200 ринггит (12000 рублей). А самая дорогая модель — особняк миллионера, площадью 3×2 метра, с садом, бассейном и гаражом — обошлась заказчикам в 3500 ринггит (35000 рублей).

Чем больше наследства оставил покойный, тем больше бумажных богатств отправляют ему вслед родственники. Именно богатство из всех благ считается самым важным. Символами материального благополучия завалены несколько полок мастерской: бумажные золотые слитки, «загробные» деньги в тугих пачках. Пачки перевязаны блестящими ленточками. Выхватываю одну купюру. Цифра на ней 12-значная — триллион! И подпись: «Бумажное обязательство Адского банка» (The Hell Bank Note). Наверное, в раю уже построили коммунизм, и деньги там не нужны. А в аду до сих пор капитализм, вдобавок — инфляция и преступность. Специально для защиты денег от воров можно изготовить бумажный сейф. А чтобы справиться с инфляцией китайцы изобрели гениальную вещь — неиссякаемые золотые и серебряные рудники, изображаемые в виде вагонеток заполненных золотой или серебряной фольгой. Вне зависимости от финансовых кризисов драгоценные металлы и на том свете всегда останутся в цене.

Кроме богатств, покойнику дарят и предметы «для души»: гитару, массажное кресло, бойцовых петухов, настольные игры и даже игровые автоматы — всё из бумаги

В качестве экзотики могут изготовить и паланкин со слугами. Кстати, прислугу тоже делают из бумаги, чтобы отправить на тот свет вслед за хозяином: шофёра, повара, садовника, горничную. Всё как во времена императоров династии Цинь, когда в могилы закапывали целые армии терракотовых солдат и чиновников.

Домам даются номера, машинам — марки, а слугам — имена. На каждый бумажный предмет наклеивается стикер с именем владельца (покойника) и датой похорон. «Чтобы имущество не досталось кому-нибудь другому», — шутит мастер, — «На том свете немало бедняков, которые обрадовались бы нежданному подарку!»

Рядом с макетами домов на полке лежит уродливая зелёная голова из папье-маше. «Это Гуай Вонг — король призраков», — объясняет старик. В августе китайская коммуна на Борнео празднует День призраков, посвящённый умершим предкам. Фигура Гуай Вонга и бумажные лошади готовятся специально для торжественного парада. Также нужно не забыть изготовить бумажных Жей Вусанга и Пай Вусанга, чёрного и белого служителей потустороннего мира, занимающихся сортировкой душ умерших. «Люди беспокоятся о загробной жизни заранее и на всякий стараются заручиться поддержкой хозяев потустороннего мира. А я им в этом помогаю», — говорит Лу Хон По. Ближе к августу его мастерская будет завалена заказами подобного характера.

В глубине лавке стоит аквариум с живыми рыбами — как антитеза похоронному характеру заведения. Рядом стоят подарки от благодарных клиентов: гипсовые статуи лягушки, рыбы и черепахи — символы богатства, благополучия и длинной жизни. Лавка открыта семь дней в неделю, люди ведь умирают и по выходным. Семейный бизнес процветает, и дети мастера не собираются менять профессию на более оптимистичную. Так что в ближайшее время искусству изготовления погребальных подарков в Сандакане ничего не грозит.

Даже конкуренты мастера Лу Хон По признают его превосходство. В лавке «Шьон Вень Тон» на окраине города тоже делают бумажные дома. Но в основном здесь торгуют привозными товарами из Западной Малайзии. В пластиковых пакетах по полкам разложены самые невероятные предметы для сжигания на похоронах: рубашки, джинсы, ботинки, шляпы, зонты, сумки, сигаретные пачки и колоды игральных карт — всё из тонкой бумаги, но в натуральную величину.

В «отделе электроники» лежат бумажные мобильные телефоны, DVD-плейеры, видеоигры, электрические фонарики с запасными батарейками и фотоаппараты с зарядными устройствами. Последние сделаны по используемому в Малайзии английскому стандарту, если в раю окажутся европейские розетки, то работать не будут.

Отдельно выставлены «продукты питания»: известные бренды лимонадов и пива (с несколько изменёнными именами), гамбургеры, жареные гуси и поросята, бутылки с вином, мороженое и шоколад. Есть даже набор для кухни с посудой и газовой горелкой. Не забыты и предметы гигиены: мыло, расчёска, зубная щётка и паста, и уж совсем удивительный подарок — вставная челюсть. Те же, кто верит в существование на том свете супермаркетов, могут ограничиться приобретением пластиковой карты с подписью «The Bank of Hell» (Адский банк) и припиской: «Good Luck!» — «Удачи!»

Целая индустрия работает на мёртвых китайцев, чтобы сделать приятнее и удобнее их пребывание на том свете. И спрос на похоронные подарки не ослабевает.

«Глупо тратить деньги на всю эту ерунду», — говорит мне Гордон. — «Лучше бы люди как следует заботились о своих родителях при жизни, а не пытались откупиться после их смерти».

Без права на репродукцию

Как уничтожали искусство: сожженные, съеденные, разбомбленные и стертые картины

На днях стало известно, что картины, похищенные из роттердамского музея в 2012 году, погубило человеческое невежество: запаниковавшая сообщница не придумала ничего лучше, чем уничтожить награбленное — а именно семь произведений за авторством первых имен в изобразительном искусстве XX века. «Лента.ру» решила вспомнить другие картины, которые мы уже никогда не увидим: эти произведения либо пропали без вести и надежды на спасение нет, либо были уничтожены — преступно, халатно, случайно или даже во имя искусства.

Музей Kunsthal в нидерландском Роттердаме ограбили 16 октября 2012 года около трех часов утра. Сработала сигнализация, однако приехавшие полицейские остались ни с чем: в музее преступники пробыли лишь две минуты. За это время воры смогли унести по картине Пабло Пикассо, Поля Гогена, Анри Матисса, Люсьена Фрейда, Мейера де Хаана и сразу две — Клода Моне; стоимость похищенного оценивают то в 100, то в 200 миллионов евро.

След картин привел голландскую полицию в Румынию; в частности, полиция изучала музейные камеры наблюдения и анализировала частоту посещения Kunsthal. C начала 2013 года в Румынии стали задерживать и обыскивать предполагаемых участников «ограбления века», однако картины все не находились. Судя по всему, уже не найдутся. Мать одного из троих подозреваемых, Ольга Догару, рассказала, что, после того как в январе был арестован ее сын, она испугалась за него — и не придумала ничего лучше, чем закопать похищенные произведения на деревенском кладбище. Позднее, в феврале, она откопала их и сожгла в печи.

Румынские эксперты уже нашли в золе следы краски и грунтовки (свинец, цинк, медную лазурь), а также холста и гвоздей возрастом более ста лет. Судя по реакции в интернете, сама осмысленность поступка Ольги Догару поразила общественность не меньше, чем необходимость смириться с потерей шедевров.

Поразительно схожая с роттердамской история произошла в Италии во второй половине XX века. В 1969 году из часовни Сан Лоренцо в Палермо была похищена картина Караваджо «Рождество со святым Франциском и святым Лаврентием». Подозрение, естественно, пало на «Коза Ностру»; следов картины полиция не нашла до сих пор. В 2009 году бывший киллер сицилийской мафии, ссылаясь на слова своего босса, рассказал, что шедевр все это время хранился на ферме в полном небрежении — полотно частично съели свиньи и крысы. После этого невежественные хранители картину сожгли.

Множество старых шедевров погибли в годы войны. Один из самых известных примеров — «Дробильщики камней» Густава Курбе, социально-критическое произведение, ставшее звездой Парижского салона 1850 года и уничтоженное почти столетие спустя, в 1945 году, во время бомбардировки Дрездена. Машина, увозившая картину Курбе вместе с еще 154 работами из Дрезденской галереи, была разбомблена силами союзников уже на подъезде к крепости Кёнигштайн, где их планировали спасти. А два бесценных Караваджо — «Портрет куртизанки» и «Святой Матфей с ангелом» погибли в дни победы в Берлине, в ходе пожара в зенитных бункерах в районе Фридрихсхайн, где хранились картины из берлинских музеев. Тогда эта территория контролировалась советскими войсками, пожар начался при невыясненных обстоятельствах. Вместе с Караваджо погибли более 400 работ, в том числе произведения Рубенса, Гойи, Кранаха, Йорданса, ван Дейка и многих других старых мастеров.

Дегенеративным искусством нацисты называли произведения авангардного и модернистского искусства, которое противоречило «классическим» художественным вкусам Гитлера, а потому было объявлено еврейско-большевистским и антиарийским. Картины, конфискованные министром пропаганды Геббельсом, были в 1937 году представлены на выставке, которая и была названа «дегенеративной». На ней были представлены работы Пауля Клее, Марка Шагала, Отто Дикса, Оскара Кокошки, Пита Мондриана, Алексея фон Явленского, Эмиля Нольде и других. Многие картины пережили разгром Третьего Рейха, но не все. В 1942 году в садах Национальной галереи Же-де-Пом (Париж) были сожжены картины Пикассо, Клее, Миро, Эрнста, Леже, Дали. Среди «дегенеративных» шедевров, уничтоженных нацистами, — первые три работы из десятичастной серии Василия Кандинского «Композиции»; первая сохранилась лишь в виде фотографии, вторая — в эскизе.

На Гентский алтарь — одно из величайших произведений религиозной живописи, шедевр раннего Возрождения, созданный в 1432 году голландцем Яном ван Эйком и (возможно) его братом Хубертом, — покушались не раз. Его хотели сжечь кальвинисты в XVI веке, расчленяли и конфисковывали комиссары французского революционного Конвента в конце XVIII-го, продавали по частям в XIX-м, спасали от немцев в годы Первой и Второй мировых войн. Однако по-настоящему серьезный урон был нанесен ему 11 апреля 1934 года, когда таинственно исчезла одна из его створок, причем очень ценная: одну ее сторону занимает изображение «Иоанна Крестителя», другую — «Праведные судьи»; в числе последних Ян ван Эйк изобразил самого себя.

Тогда люди были уверены, что это дело рук нацистов. В 1934-м все в Бельгии бредили скорой войной. Незадолго до пропажи в горах погиб король Альберт I, побеждавший немцев в годы Первой мировой, и его смерть отказывались считать случайностью. А исчезнувшая часть алтаря 99 лет до этого хранилась в Берлинском музее. Однако спустя неделю после пропажи гентский епископ получил письмо с требованием выкупа за часть алтаря — похититель просил миллион франков. Преступник, чтобы доказать, что не блефует, в скором времени вернул «Иоанна Крестителя», продолжая требовать миллион за «Судей» (еще в Берлине створка была распилена вдоль). Похитителя пытались выследить при передаче небольшой части выкупа, но от погони он ушел; узнав, что у епископа миллиона нет, он изобретательно предложил собрать пожертвования с верующих.

25 ноября того же года банкир Арсен Годетьер, самый активный сборщик пожертвований в Бельгии, произносил речь перед членами Католического союза, убеждая их дать денег на спасение шедевра. Неожиданно он упал и потерял сознание. Ненадолго придя в себя, он сказал: «Я перед Высшим судом.. Все, что касается алтаря. у меня дома. в шкатулке. Только мне известно, где „Праведные судьи“. Я уже ничего не могу для них сделать. Они спрятаны. » Где спрятаны Годетьер не сказал — он умер от инфаркта.

В доме банкира действительно была найдена переписка преступника с епископом — но ни следа пропавшей створки. Было очевидно, что физически слабый Годетьер не мог быть собственно похитителем — разве что сообщником. Кроме того, у него была безупречная репутация — набожен, богат, в Первую мировую спасал от немцев драгоценную церковную утварь. Поэтому роль банкира в похищении прояснена не была; на след «Праведных судей» так никогда и не вышли, в 1945 году их заменили копией работы художника Йефа ван дер Фекена.

«Ожог» от утюга на одежде: даём вторую жизнь вещам

У каждой хозяйки хоть раз в жизни получалось сжечь ткань во время глажки. Часто это происходит из-за неопытности или невнимательности. Если вещь не утратила своё функциональное назначение, можно попытаться исправить ситуацию.

Есть множество действенных методов, помогающих устранить пятна от утюга. Даже с дыркой можно легко справиться, если проявить фантазию. А теперь давайте разберёмся, что делать, если сожгли одежду во время глажки, как этого избежать в дальнейшем.

Причины появления пятен от утюга

Они возникают от неправильного обращения с электроприбором. Включённый надолго утюг перегревается и при соприкосновении с тканью оставляет пятна. Современные устройства оснащены регулятором, поэтому при глажке следует учитывать тип ткани и выставлять нужную температуру. Имеет значение и мощность прибора. Если она мала, то утюг нагревается медленно. При высоком потреблении электроэнергии это происходит в считаные минуты.

Сожжённые пятна чаще всего появляются на тканях, в составе которых есть синтетические волокна. Нередко они остаются на вещах из шерсти и шёлка. Хлопок и лён гладятся при высокой температуре подошвы утюга, поэтому коричневые отметины на них возникают редко.

Каждая хозяйка должна помнить:

  • одежду нужно гладить с изнаночной стороны;
  • на ткань желательно класть марлю или специальную прокладку;
  • необходимо следить за исправностью утюга и чистотой его подошвы.

Чтобы не сталкиваться с проблемами, можно использовать отпариватели, но и этот прибор требует аккуратного обращения, внимательности и ответственности.

Как убрать подпалины

Существует несколько способов, которые помогают устранить пятна, поставленные сильно разогретым утюгом. В процессе глажки брюк чаще всего появляются блестящие отметины. Убрать их можно при помощи раствора уксуса и воды в пропорции 1:1 и одной капли жидкого мыла. В смесь помещают марлю, смачивают, хорошо отжимают и раскладывают на изделии, затем его гладят. Процедуру повторяют до тех пор, пока пятна не исчезнут. Аналогичным образом можно поступить с юбкой, которая сшита из шерстяной ткани.

Если оставлены отметины на шёлковой блузке, нужно приготовить смесь из соды и воды в виде кашицы. Её наносят на пятно и оставляют до засыхания. Потом корку нужно соскрести неострым предметом и выстирать вещь в привычном режиме.

Удалить сожжённые участки на шифоновом платье поможет перекись водорода. Её смешивают с водой в соотношении 1:1 и наносят на ткань марлевым лоскутком. Через 3–5 минут изделие полоскают, а затем стирают.

На рубашке из хлопчатобумажной или льняной ткани подпалины можно убрать поваренной солью. Её равномерно рассыпают на поверхность, а затем проглаживают утюгом через влажную марлю. Пятно должно исчезнуть.

Испортили шерстяное пальто? «Ожог» можно устранить при помощи лука. Разрежьте головку пополам и натирайте сожжённый участок, пока материя не приобретёт светлый оттенок. После такой процедуры постирайте вещь в машине или вручную.

Декор скроет пятна

Поставили утюгом отметину на кофте, и ничего устранить уже не получится? Не отчаивайтесь, ситуацию можно исправить. Для этого используйте готовую аппликацию. Выберите подходящую по цвету и форме и просто приутюжьте её к изделию. На изнаночной стороне имеется клеевая основа, которая плавится под действием температуры и схватывается с волокнами ткани или нитями, если вещь вязаная.

Дырку от утюга на штанах можно заделать декоративной латкой. Её можно вырезать из джинсовой ткани и по краям вытянуть поперечные нити. Внутрь заплатки можно нашить бусины, бисер, пайетки.

Испорченная футболка обретёт новую жизнь после того, как на ней появились отметины от утюга. Нанесите рисунок на участок, и пятна перестанут быть заметными. Для этого рекомендуем использовать краски по текстилю.

Куртку выбрасывать не придётся, если на ней случайно появился сожжённый участок. Это, наверное, самый частый случай в практике домохозяек. Плащёвка под действием высокой температуры плавится до дыр.

Заделать их можно несколькими способами:

  • отнести в ателье, чтобы там выполнили вставки. Их можно сделать симметричными, это незаметно скроет дефект;
  • приклеить аппликацию, причём подобрать её можно для любого пола и возраста;
  • сделать вышивку;
  • выполнить декоративные стежки;
  • нашить тесьму.

Как видите, справиться со жжёными пятнами тоже можно, если проявить фантазию и креатив. Зачастую случается так, что после переделки одежда начинает нравиться ещё больше. Не стоит отчаиваться, лучше заняться поиском подходящего решения!

Заживо сожженные дети

Заживо сожженные дети

В 1944 году повышение темпа крупных массовых убийств стало таким срочным делом, что детей без обработки газом живыми бросали в кремационные печи. Это показалось невероятным даже судьям Нюрнбергского Трибунала, наслышавшимся многих ужасов. По этому вопросу было допрошено особенно много свидетелей. Вот допрос одного из свидетелей, польской писательницы, проживающей в Нью-Йорке, бывшей узницы лагеря Аушвитц-Биркенау, Сверины Шмаглевской, который вел один из советских обвинителей на Нюрнбергском процессе — Смирнов.

«СМИРНОВ: В течение какого времени вы находились в Аушвитце?

ШМАГЛЕВСКАЯ: С 7 октября 1942 г. до января 1945 года.

СМИРНОВ: Чем подтверждается, что вы были узницей этого лагеря?

ШМАГЛЕВСКАЯ: У меня есть номер, вытатуированный на моей руке (показывает).

СМИРНОВ: Скажите, пожалуйста свидетельница, вы были очевидцем отношения эсэсовцев к детям в Аушвитце?

СМИРНОВ: Я прошу вас рассказать об этом.

ШМАГЛЕВСКАЯ: В то время, когда больше всего евреев уничтожалось в газовых камерах, вышло распоряжение, что детей будут бросать в печи крематория или в ямы крематория без предварительного удушения их газом.

СМИРНОВ: Как следует вас понимать: их бросали в огонь живыми или перед сожжением их убивали другими способами?

ШМАГЛЕВСКАЯ: Детей бросали живыми. Крик этих детей был слышен во всем лагере…»

В связи с этим стоит еще заслушать показание одного из самых старых узников лагеря, Филиппа Мюллера из Вагсердахей, о начальнике крематориев Молле.

«Летом 1944 года прежнего начальника СС заменили палачом из СС Моллем. Молль все реорганизовал и даже велел выкопать ямы для сожжения трупов. Если работы было много, то он сам помогал бросать трупы в яму: он засучивал рукава и работал за двоих. Этот фанатик — сумасшедший нацист, он не пил и не курил, много раз заявлял, что приказ есть приказ и что, если фюрер приказал бы, он сжег бы собственных жену и детей.

Его единственной страстью были зрелище человеческой крови и стрельба, а любимым развлечением — игра с детьми матерей, ожидающих смерти. Улыбаясь, он подходил то к одной, то к другой матери, целовал ее ребенка, давал ему кусочек шоколада и уносил ребенка, обещая, что принесет его сейчас же обратно. Однако вместо этого он нес его к горящим кострам и заживо бросал в горячий человеческий жир, текущий в канаве вдоль костров. Он повторял это много раз в день и затем вслух заявлял: «Сегодня я сделал достаточно для родины!» И как человек, хорошо сделавший свое дело, просил ужин у своего слуги, военнопленного француза. В свободные часы он ходил ловить рыбу на Вистулу».

Неизмеримый цинизм и почти непостижимую бесчеловечность служащих здесь рядовых эсэсовцев и офицеров лучше всего можно почувствовать по показанию, которое дал начальник комбината смерти Аушвитц-Биркенау Рудольф Гесс в краковской тюрьме.

«Многие матери прятали своих младенцев под груду белья в помещении для раздевания. Члены отряда СС особенно наблюдали за этим и уговаривали таких женщин до тех пор, пока те не начинали верить их обманчивым словам и не брали с собой детей. Я наблюдал, что женщины, которые подозревали или знали, что их ожидает, несмотря на смертельный ужас в глазах, пересиливали себя, шутили с детьми, чтобы только как-нибудь их успокоить. Однажды ко мне подошла женщина и, указывая на своих четверых детей, которые послушно шли, держа друг друга за руки, спросила: «Что вы можете ответить на то, что убиваете этих красивых, милых детей? У вас нет сердца!» В ее глазах сверкала ненависть. Затем спокойно, даже не глядя больше на меня, она переступила порог газовой камеры. Иногда, когда женщины раздевались, разыгрывались ужасные картины. Они рвали на себе волосы, вели себя, как безумные, их вопли проникали до самого сердца. В таких случаях конвойные вели их за здание и заставляли их замолчать выстрелом в затылок. Бывало также, что женщины, когда замечали, что члены команды СС уходят из камеры, начинали подозревать, что их ждет в следующее мгновение, и разражались в наш адрес ужасными проклятиями. Я видел, как одна из женщин при закрытии двери газовой камеры, напрягая все силы, бросилась на дверь, чтобы втиснуть своих детей обратно в раздевальню, и, рыдая, кричала: «Оставьте по крайней мере жизнь моим дорогим детям!»

Как начальник лагеря Аушвитц, я был там часто и днем, и ночью, когда трупы вытаскивали из газовых камер и сжигали в печах. Я часами наблюдал, как выламывают изо рта трупов золотые зубы, как стригут волосы женщин. Через маленькое окошечко двери газовой камеры я смотрел, как умирают люди, потому что врачи останавливали на этом мое внимание.

Гиммлер часто посылал в Аушвитц высокопоставленных правительственных чиновников, функционеров национал-социалистской партии и офицеров СС, чтобы они лично видели, как уничтожают евреев в газовых камерах. Некоторые из них, кто до этого очень ратовал за методы, применяемые при уничтожении узников, тихо молчали, когда собственными глазами видели «окончательное разрешение еврейского вопроса». Они спрашивали у меня, как я и мои люди можем постоянно смотреть и выносить такие ужасы. Я всегда отвечал им, что приказ фюрера нужно выполнять с железной последовательностью и что перед этими приказами нужно оттеснить на задний план все человеческие чувства».

Нужно признать, что это им действительно удалось.

Читать еще:  Карниз в форме струны для штор: как выбрать и натянуть
Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector